Семинар "Молниезащита предприятий углеводородного топлива". Страница 1

Тэги: lightning protection grounding instructions and recommendations
Внимание!

Четырнадцатое мероприятие из из серии "Заземление и молниезащита: вопросы и проблемы, возникающие при проектировании".

(прошёл 08 июня 2016 года)

Семинар Молниезащита предприятий углеводородного топлива Семинар Молниезащита предприятий углеводородного топлива

8 июня в Москве прошёл семинар для инженеров-проектировщиков, на котором профессор Эдуард Меерович Базелян осветил множество важных вопросов в области молниезащиты. Также профессор ответил на множество интересных вопросов аудитории.

Тезисы, рассмотренные на семинаре:

  1. Параметры молнии, важные для проектирования молниезащиты.
  2. Отечественные нормативные документы. Что может извлечь из них проектировщик?
  3. Внешняя и внутренняя молниезащита — единое целое. Проблемы внутренней молниезащиты должны решаться уже на стадии выбора молниеотводов.
  4. Эффективность защитного действия молниеотводов. Почему надо стремиться к использованию многократных молниеотводов, в первую очередь, тросовых.
  5. Проблема выбора многократных молниеотводов. В ее решении поможет проект ZANDZ.ru.
  6. ESE – молниеотводы — бесполезная рекламная продукция?
  7. Для чего нужен и полезен DAS.
  8. Токоотводы — главное средство ослабления магнитного поля в защищаемом объеме.
  9. Как оценить опасность электромагнитных наводок?
  10. Требования к заземлителям. Почему важно знать их импульсные характеристики?
  11. Опасность искровых разрядов, скользящих по поверхности грунта. Средства борьбы с ними.
  12. Какую технику для испытаний заземляющих устройств могут применить отечественные специалисты?
  13. Опасность незавершенных разрядов в электрическом поле атмосферы. Есть ли конструктивное решение?
  14. УЗИП – это хорошо или не очень? Когда нужно ставить УЗИП и какие требования предъявлять к нему?

Подробнее смотрите в видеозаписи семинара!

 

Рекомендуется просмотр с качеством "720p" в полноэкранном режиме.

 

 

Рекомендуется просмотр с качеством "720p" в полноэкранном режиме.

 

Текст вебинара. Страница 1

Быстрая навигация по слайдам:

Примерное время чтения: 3 часа 03 минуты.

Молниезащита предприятий углеводородного топлива

Молниезащита предприятий углеводородного топлива

 

— Уважаемые коллеги, давайте мы начнем работу. Мне очень приятно видеть так много специалистов сразу, потому что, в общем, вся работа тех, кто занимается молниезащитой, она, в конечном счете, реализуется только через вас. Нет никакого толку от тех исследований, которые ведутся, если они не реализуются в проектную практику. Поэтому общение с вами полезно с двух сторон. Вы может быть узнаете что-то принципиально полезное. А мы узнаем самое главное – чего не хватает. В прошлом месяце в Питере была V Российская Конференция по Молниезащите. Там собралось полторы сотни народа, специалисты не только российские, но и зарубежные, потому что эта конференция пользуется достаточной известностью. До конференции решался такой вопрос, собрался научный комитет организационный и решал – а собственно в какое русло направить эту конференцию, какие вопросы наиболее актуальны? Вы знаете, там не было разногласий. Все решили, что главный вопрос какой должен быть – это нормативные документы Российской Федерации. Потому что это несчастье, с которым мы продолжаем жить уже много лет с нормативными документами, безнадежно отставшими от требований молниезащиты. Они у всех сидят уже поперек глотки. Понимаете, нам всем, а вам тем более надоело двоевластие этих самых документов, потому что есть РД 34-21-122, которая наша лаборатория делала в 1986 году по заказу Госстроя СССР. И есть документ, который сейчас ходит под грифом, который дал ему ведомство Чубайса – это СО 153-34-21122-2003, по которому проектировать просто невозможно, потому что там почти ничего нет. Я понимаю, что здесь в этой аудитории собрались в основном люди, которые занимаются проектированием предприятий нефтяной и газовой отрасли и ориентироваться я, конечно, буду на эту самую аудиторию. Отсюда и название, которое вы видите там за моей спиной. Что я хочу сделать? Я хочу говорить о нормативах, но говорить не о том, что там есть, а говорить в основном о том, чего там нет и что там должно быть. Потому что мне кажется, все-таки есть некоторая надежда на то, что Академия Наук раскачается, будет выпрашивать деньги у ваших больших ведомств для того, чтобы сделать мизерную работу – создать нормативный документ, в котором проектировщики могут найти то, что им нужно для основной работы.

Типы молнии

Типы молнии

 

— Несколько слов о молнии. Мы знаем в основном два типа молний. Один тип всем хорошо известен, то что специалисты называют нисходящими молниями. Она зарождается в облаках. К сожалению, мы не знаем, как она зарождается и до сих пор все те гипотезы, которые на этот счет есть, они в основном умозрительные. И летит по направлению к земле. Второй тип молнии – это молния восходящая.

 

Такова сегодняшняя ситуация.

 

Параметры молнии

Параметры молнии

 

— Теперь параметры молнии. Откройте РД 34 и вы не найдете там не только параметров молнии. Вы не найдете там даже слово «ток молнии». Все-таки главный действующий фактор молнии – это ее ток. Так вот, ни в каком виде ток молнии не фигурирует, ни в каких нормативных документах по молниезащите. Нет его и все – конец. О каких токах идет речь? Средний ток средней молнии – это примерно 30 кА. Если в этой аудитории есть специалисты электрики, то они знают, что это ток достаточно хорошего короткого замыкания на шинной подстанции – вот, что такое 30 кА. Предельный ток, эту цифру я назвать не могу. Хотя здесь написано ток 200 кА, но эта цифра вот какая. Это та цифра, которую комиссия СИГРЭ в 2013 году, обобщая результаты прямых регистраций тока молнии, посчитало достаточно надежным. 200 кА – это реальный ток. Большие токи все время появляются в литературе но, когда начинают проверять эти цифры, то находят, что получены они не прямыми методами, не осциллографическими и особой надежности к ним нет. Частота грозовой деятельности в России – это самый ненадежный параметр, который только у нас есть. Вы знаете, весь мир сегодня цивилизованный и технический мир живет, имея государственные системы регистрации параметров молнии в режиме онлайн с погрешностью примерно до 0,5 километра. Регистрируется каждый удар молнии и точно привязывается ко времени. К сожалению, такой системы в России до сих пор нет. Хотя она охватывает всю Европу, всю цивилизованную Азию, весь материк Северной Америки и Центральную Америку, часть Южной Америки, но не нас. Сегодня из-за определенных условий, которые сейчас произошли, вы знаете, связанные с деньгами. Внедрение этой системы в России застряло. И те данные, которые у нас сегодня есть – это данные, которые нам составили метеорологи по принципу такому – первый гром крестик в журнал, последний гром – второй крестик в журнал. И таким образом составляются фактические данные о грозовой деятельности на территории Российской Федерации. В лучшем случае, что мы можем иметь – это грубую карту интенсивности грозовой деятельности. По этой карте среднее число ударов молнии на территории России – это примерно 3 – 4 удара на квадратный километр. Относиться к этому надо с очень большой осторожностью, потому что локальных мест усиления грозовой активности по этой карте выяснить нельзя. И еще, что я должен сказать – те места, на которых находятся ваши объекты, те с которыми вы работаете, даже в Приполярье, тем не менее, обладают такой же грозовой активностью. Район полярного круга – там в некоторых местах грозовая деятельность все еще на уровне трех – четырех ударов молнии на километр квадратный. Температура канала молнии. Мне даже страшно произносить цифры – это примерно 30 000 градусов. Для сравнения: на поверхности солнца – 6000, дуга сварочного аппарата – это примерно тоже 6000, а у молнии – 30 000. Тем не менее, молния очень плохой поджигатель, и если бы не говорить о вашей профессии, о ваших объектах, то я бы вообще сказал, надо наплевать на поджигающую способность молнии. Реально она опасна только для объектов нефтяной и газовой отрасли там, где есть выбросы горючих газов в атмосферу. Там молния действительно может напакостить своей термической деятельностью. Все остальное – сборное железобетонное не горит, монолитный железобетон не горит, кирпич не горит. В общем, здесь особенно бояться молнии нечего. Ее динамических воздействий можно бояться только там, где это электродинамические воздействия. Там, где есть электрогидравлический эффект. В этом случае молния может напакостить хорошо. Например, если говорить о современных композитных материалах, которые обладают газогенерирующей способностью. Здесь их молния калечит очень интенсивно, но сделать что-нибудь с железобетонной конструкцией молнии абсолютно не под силу. И поэтому, откровенно говоря, я даже бы не стал говорить об ее поджигающих способностях, если бы не одно обстоятельство. Это обстоятельство, вот, какое. Молния многокомпонентна – это значит, что по одному и тому же каналу молнии с интервалами до 1/10 секунды может идти несколько электрических разрядов. В паузах между этими разрядами ток молнии становится очень маленьким, но это очень, но это с позиции молнии очень маленький, потому что в паузах между импульсным током течет ток где-нибудь на уровне сотни ампер. А что такое сотни ампер? Сотни ампер – это ток хорошего сварочного аппарата. Так вот что получается? Когда идет импульс тока большой и канал молнии очень сильно разогрет, то любое горючее вещество, конечно, загорится. Но дальше молния работает по следующему принципу: сама режет, сама давит, сама помощь подает. Помните у Твардовского? Так вот та сверхзвуковая ударная волна, которую рождает такой сильный ток молнии, сметает все продукты горения. И поэтому то, что поджигает канал во время мощного тока молнии, сметается, сметается настолько сильно, что в авиации придумали даже специальный термин. Они говорят: «Помпаж двигателя из-за удара молнии». Если такая ударная волна входит в воздухозаборник самолета, то она выносит все продукты горения и турбина просто встает у самолета. Продолжайте летать самолетами аэрофлота, потому что на современных самолетах двигатели стоят только на пилонах крыльев, молния туда никогда не попадает и речь о помпаже идет только для военных самолетах, у которых воздухозаборник впереди. Если молния что-то поджигает, то она поджигает это в межкомпонентную паузу, между двумя мощными импульсами тока. Этот ток в сотню кА – этот ток сварочного аппарата, он в состоянии что-то поджечь, но сегодня пожара от молнии, если опять не говорить о нефтяниках и газовщиках – это редкость. А что тогда сегодня представляет для молнии наибольшую опасность? Наибольшую опасность представляет этот параметр. Ток молнии дорастает до своего амплитудного значения с очень высокой скоростью. Эта скорость на уровне 1011 А/с. Я понимаю, для этой аудитории также, как для меня самого эта цифра ничего не значит. Что такое скорость 1011 А/с? Чем ее мерить в молниезащите? А мерить вот чем. У вас магнитное поле создает ЭДС магнитной индукции. И чем быстрее нарастает это поле, тем больше ЭДС магнитной индукции. И если вы возьмете такую скорость, о которой я сейчас говорю и возьмете расстояние от молниеотвода до объекта, которые прописаны в РД 34 или прописаны, например, в ПУЭ, расстояние в несколько метров и сделайте там контур размером примерно в 1 м2. И в этом контуре наведется ЭДС, которая будет измеряться в вольтах величиной с четырьмя нулями. Речь пойдет о десятках киловольт и выше. И эта ЭДС сегодня представляет наибольшую опасность и с позиции пожароопасности во взрывоопасных помещениях, а самое главное с позиции воздействия на микропроцессорную технику, которая сегодня есть у всех и у каждого. Если говорить о двух последних авариях, которые были в девятом году, и о которых вы, наверное, знаете, это в «Транснефти» была авария, в «Конде» была авария, то когда горели резервуары, в одном случае два двадцатитысячных, в другом два пятитысячных резервуара, то не было ни команды предупреждения о пожаре, она не прошла на пункт и не было срабатывания системы автоматического пожаротушения, потому что вся автоматика сгорела еще до того из-за воздействия электромагнитного поля тока молнии. Поэтому этот параметр является параметром очень серьезным.

Фоторазвертка многокомпонентной молнии

Фоторазвертка многокомпонентной молнии

 

— А теперь, кстати, посмотрите на эту фотографию. Я вам ее показываю совершенно осмысленно. Вот какая она снята на движущуюся пленку молния. И на движущейся пленке вы видите, как вспыхивают эти вспышки многокомпонентной молнии. В данном случае их здесь шесть штук, когда будет гроза у нас в Подмосковье, в Москве или в Подмосковье, последите, вы увидите, что канал молнии мерцает. В паузах между этими самыми фотографиями вы увидите ослабление яркости свечения канала и убедитесь, что примерно 85 % молнии они такие многокомпонентные. Причем каждая компонента может либо повторять путь следующий, либо может идти по своему пути. Так вот примерно половина идет, повторяя путь предыдущий, а половина выбирает путь свой собственный и для молниезащиты это принципиально важно.

Нормированные параметры

Нормированные параметры

 

— Теперь вот что. А что же все-таки пошло в нормативы по молниезащите. Если вы откроете РД 34, то вы увидите, что там никаких параметров тока молнии нет, а в документе 2003-го года в СО-153 записаны предельные параметры тока молнии. Вы знаете, на мой взгляд, лучше бы они были не записаны. И я попытаюсь объяснить свою мысль. Во-первых, что, если вы занимаетесь всерьез молниезащитой, вы заказываете молниезащиту. Вот я ее вам заказываю, вы мне проектируете. Единственное, что меня всерьез интересует – это ни сколько ударов попадет в мой объект с вашей молниезащитой, меня даже не это интересует, а меня интересует вот что – сколько опасных воздействий будет на меня, на мое хозяйство, на мои деньги? Так вот поэтому мне важен не просто удар молнии, мне важно – этот удар принесет мне неприятности или он настолько слаб, что он ничего не принесет? То есть мне надо было бы знать какова вероятность надежной работы молниеотводов для молнии с конкретным током. Например, я рассчитал всю свою защитную аппаратуру на ток 50 кА. Мне важно знать какова вероятность того, что молния с током больше 50 кА прорвется к моему объекту, она более слабая молния, мне просто наплевать. Но если вы увидите правило построения зоны защиты в нормативных документах по молниезащите, то вы не увидите никакой связи размеров зон защиты с током, которые несут эти молнии. То есть никто не в состоянии сегодня дать нормативный документ, в котором бы размеры защищаемого пространства ставились в зависимости от силы молнии. Этого нет ни в одном документе. А для чего даются те самые предельные токи молнии, которые есть в нормативах? Они даются вот для чего. Эта часть заимствована из Стандарта Международной Электротехнической Комиссии, и она дает размеры величины токов для того, чтобы по ним считали индуцированные наводки и грозовые перенапряжения в электрических цепях и выбирали защитные элементы. Это дается только для этого, а защитное действие молниеотводов не один норматив сегодня не связывает с мощностью молнии, которую он на себя принимает. И это крупнейший недостаток и наших нормативных документов и стандартов МЭК, которые в этом отношении абсолютно ничем не лучше наших стандартов. Теперь, хорошо. А нормирование для расчета грозовых перенапряжений, оно правильное? На этот вопрос я даю категорический ответ – нет, неправильное. Почему? Смотрите, давайте посмотрим на вот какую очень простую вещь. От чего зависит величина перенапряжения? Она зависит от амплитуды тока, и она зависит от того, с какой скоростью этот ток нарастает. То есть она зависит от временных параметров импульса тока. Что у нас пронормировано в документе СО-153 2003-го года. У нас пронормировано два импульса. Первый импульс он якобы характеризует первый компонент тока молнии – это импульс 10 * 350 мкс по временным параметрам. Нет такого импульса в природе. Кто его выдумал не известно. Второй импульс – это 0,25 мкс/ 100 мкс и импульсом с фронтом 0,25 мкс действительно существует в природе, но сегодня до сих пор нет ни одной экспериментальной установки в мире, которая в состоянии была бы сделать такой импульс тока и вогнать его в объект сколько-нибудь типичных размеров, например, самолет или в нефтяную вышку. Невозможно это сделать, потому что сегодня не одна установка на такое не способна. И поэтому этот импульс остается просто умозрительно. Он бесполезен для испытателей и создателей молниезащитной аппаратуры. Невозможно это пока сделать. В этом отношении мы сделать ничего не можем.

Насколько надежны молниеотводы?

Насколько надежны молниеотводы?

 

— Теперь я хочу переходить к тому, что я считаю самым главным – это посмотреть на защитное действие молниеотводов. Вы проектировщики здесь сидящие, с моей точки зрения, грешите одним и тем же недостатком. Вы очень любите стержневые молниеотводы. Для вас слово молниеотвод – это значит стержневой молниеотвод. Почему такая любовь? Я понимаю. Она связана с тем, что в наших нормативных документах построена зона защиты стержневых молниеотводов, там правда есть и тросовых, но до них как правило дело не доходит. Так вот построить зону защиты стержневого молниеотвода – это легко и просто. Еще легко и просто построить зону защиты двух стержневых молниеотводов. Вот, двойной стержневой молниеотвод, он легко строится. Поэтому все проекты по молниезащите, все проекты, они, как правило, основаны на одиночных и двойных молниеотводах. Знаете, нам пришлось один раз, нашему институту пришлось давать экспертную оценку проекта того самого завода на Ямале по сжиженному газу, которым сейчас гордится страна. Там всю молниезащиту проектировали французы. Нет в России специалистов, оказывается, по представлениям газовщиков. Так, что они там наделали? Они там наставили кучу 90-метровых молниеотводов. Знаете, да? Почему?

 

И эта промашка – это абсолютнейшая реальность.

 

График надежности молниезащиты

График надежности молниезащиты

 

— И эта реальность связана с тем, что одиночный молниеотвод вообще очень плохо работает. Посмотрите, я нарисовал картинку, которая рассматривает следующую ситуацию. Вот у вас есть повыше – молниеотвод, пониже – защищаемый объект. Это защищаемый объект, а это молниеотвод. А теперь Илья пророк посылает две молнии. Одну из точки А, а другую из точки Б. Вопрос к аудитории: эти молнии имеют равные шансы пробиться к защищаемому объекту или нет? Ответ очень простой. По соображениям здравого смысла эта траектория более удобна. И отсюда с этой стороны молния с большей вероятностью прорвется к объекту, чем из точки Б, когда на ее пути стоит молниеотвод. Получается, если у вас есть одиночный стержневой молниеотвод, который вы так уважаете, то защищает этот одиночный стержневой молниеотвод только с одной точки, с одних молний, не из-за своей спины, а спереди. Его защитное действие намного хуже. И для того, чтобы оно хоть в какой-то степени проявилось, молниеотвод приходится задирать. Эти 90-метровые молниеотводы, которые стоят спроектированные на Ямале, произошло именно из-за того, что защитного действия системы молниеотводов французы во внимание не приняли. И для того, чтобы вам показать насколько это серьезно, я привожу вот какой пример. Смотрите, я защищаю площадь на поверхности земли радиусом 100 метров, пусть это будут какие-нибудь невысокие объекты, например, пусть это будет резервуарный парк на этой площади установлен, потому что резервуары, как правило, очень большой высоты не бывают разве что только уж очень большие резервуары. И я хочу защитить все это дело одиночным стержневым молниеотводом, так как вам нравится. И я выбираю надежность защиты этого одиночного стержневого молниеотвода, я выбираю такой, чтобы была защита 0,99.

— Резервуарный парк, извините, никогда не защищается одиночным молниеотводом.

— Я знаю. Я знаю, что резервуары не будет никто защищать одиночным молниеотводом.

— Я знаю, но, например, завод на Ямале защищает одиночный молниеотвод?

— Французы может быть.

— Я понимаю, что французы, а Байконур, простите, Дальневосточный – это тоже французы? Откройте Интернет и прочитайте в Интернете хвалебные статьи про молниезащиту восточного космодрома. Там вы увидите пару молниеотводов каждый высотой по 150 метров. Так вот я беру 0,99, то есть из ста молний только одна должна прорваться и определяю высоту одиночного молниеотвода. И она у меня получается где-нибудь под 170 метров. Знаете, инженер, который башню высотой 170 метров назвал стержневым молниеотводом надо, наверное, увольнять без выходного пособия. Происходит это, я еще раз повторяю, по той самой причине, что защита идет только с одной стороны. И ясно совершенно, что тогда с другой стороны надо поставить второй молниеотвод, сделать пару молниеотводов хотя бы. Я делаю пару молниеотводов, и у меня эта высота сразу съезжает до ста метров. 100 метров – это тоже ого-го, но идея правильная. Что я сделал? Я защитил от молний справа, слева, но, если уж идти по этой логике, то надо бы защитить еще спереди и сзади, то есть взять защищаемую территорию в крест из молниеотводов. И если я это делаю, то у меня высота сразу падает до уровня 40 метров. 40-метровый молниеотвод – это уже молниеотводы, о которых можно разговаривать всерьез, но здесь у нас в Малоярославце есть завод газпромовский, который делает эти 40-метровые молниеотводы из металлопрофиля секциями по 4 метра.

— А нам по 75 метров делали.

— Да и очень хорошие молниеотводы, и очень легкие молниеотводы и очень крепкие молниеотводы и это можно сделать. То есть к чему я клоню? Я клоню к тому, что защита молниеотводами многократными всегда ведет к снижению этой высоты. А снижение высоты молниеотвода – это вовсе не только снижение цены, значительно важнее вот какое обстоятельство. Применяя молниеотвод небольшой высоты, я не стягиваю молнии на защищаемую территорию. А если я их не стягиваю, я не увеличиваю число опасных электромагнитных воздействий, потому что для молнии совершенно все равно, где течет ее ток – в канале или в молниеотводе. Электромагнитное воздействие от этого тока все равно будет тем же самым. И если я сделаю высокие молниеотводы на какой-то территории, это значит, что я притащу сюда большое число молний, и эти молнии все будут электромагнитно воздействовать на мой объект. Молниеотводы от этого воздействия не спасают. И поэтому чем ниже будут эти молниеотводы, тем лучше у меня будет электромагнитная обстановка и тем лучше будет работать вся микропроцессорная техника. Вот что сегодня главное, понимаете. Если с этих позиций говорить, то четыре молниеотвода, которые я вам сейчас рассказал – это совсем не идеал. Если у меня есть четыре опоры, я могу на этих четырех опорах по внешнему периметру натянуть трос и тогда, откуда бы не шла молния, она будет первоначально натыкаться на этот трос. И тросовая молниезащита, она здесь показана. В этом случае, если я делаю замкнутую тросовую молниезащиту вокруг объекта, а она прописана, откровенно говоря, в СО-153, то у вас высота молниеотвода в данном примере снижается до 25 метров. Это низкие молниеотводы и эти низкие молниеотводы – это очень благоприятная и очень важная вещь.

Многократные молниеотводы

Многократные молниеотводы

 

— Но я привел здесь такой пример, смотрите. Я взял 60-метровый резервуар, 27,5 метров высоты, если взять четыре стержневых молниеотвода по 40 метров и посчитать зоны их защиты попарно, то это будет та самая, эти узенькие полосочки, которые будут вокруг резервуара, и кажется, что резервуар не защищен, но если вы используете программы для расчетов защитного действия молниеотводов, то окажется, что резервуар защищен и защищен с надежностью в 0,99 и эта защита очень целесообразная. Вопрос только в одном: а каким способом защищать многократными молниеотводами и как считать их высоту? Потому что построение этих зон, которые здесь по периметру показаны, они абсолютно бесполезны. Здесь я сейчас обращаюсь к хозяевам семинара. И от их лица я говорю вам следующую вещь. Сегодня существует программа, официально узаконенная для расчета защитного действия многократных молниеотводов. И самое ближайшее время эту программу проект «Заземление и молниезащита на ZANDZ.ru» предполагает выложить в Интернете для общественного использования. Я понимаю, что использование будет, по-видимому, платным, но эта плата вряд ли будет препятствием для массового использования этой программы. А то, что эта программа существует и то, что она одобрена для массового использования – это голый факт.

— Правда, разговоров больше года уже об этом. Проблема с 3D интерфейсом. Мы не хотим выкладывать в цифрах это, переводить, а начертить и приложить этой проблемой оказалось. Поэтому мы все еще пытаемся.

— К сожалению, сейчас приходится менять программы и делать эти многократные молниеприемники, рассчитывать как свойство попарно.

— Вы знаете, какое дело, если вы будете рассчитывать молниеприемники попарно, вы будете все время делать избыточную молниезащиту, и речь идет не о том, я еще раз повторяю, если бы дело шло только в стоимости железяк, которые вы поставили, ну, подумаешь. Вместо высоты 20 метров поставили 40. Подумаешь, какое дело, стержень, в конце концов, это копейки по сравнению с полной стоимостью объекта. Речь-то не об этом идет сегодня. Вы увеличили высоту с 20 до 40 бездумно. И вы, таким образом, в четыре раза увеличили число опасных электромагнитных воздействий на свой объект. А сегодня ситуация вот какая. Я могу вам привести данные, у меня нет данных по нефтяникам, можно я вам приведу данные по «МосЭнерго». За последние 8 лет в «МосЭнерго» не было ни одной аварии из-за повреждения силового оборудования молнией. Все аварии «МосЭнерго» были связаны только с повреждениями цепей автоматики и релейной защиты. И все деньги, которые выложило «МосЭнерго», она выложила на ремонт этих цепей и на компенсацию недоотпуска электроэнергии. Одна из таких аварий вот к чему привела. Значит, система релейной защиты микроэлектронной, она не выгорела, она дала 8 ложных команд на отключение 8-ми ни в чем не повинных линий 110 кВ. А каждая линия в 110 кВ, одна – это примерно район городской с населением в 100 тысяч человек. Вот валяйте, продолжайте эту самую штуку. Вот в чем дело.

— Эдуард Меерович, простите, я вас перебью. Но у проектировщиков есть другая беда. Помимо того, что смотреть, как это реально, проект проходит в Главгосэкспертизе. В Главгосэкспертизе эксперт, он смотрит и в первую очередь он говорит: «Как для прокурора». И он смотрит именно не из того, что для условий как для прокурора. В нормах написано так. Двоякое это СО, РД, значит делайте, друзья делайте по СО и по плану.

— Я вас понял, вы можете не продолжать, но не думайте, что нет средств борьбы с Госэнергонадзором. Во-первых, та программа, о которой идет речь сегодня, она официально одобрена и можно официально сослаться на документ.

— Сколько лет, она есть, но ее нет.

— Ну, что делать? Поймите, мы занимаемся разработкой инструментов, но мы не можем производить эти инструменты. Этим занимаются другие люди. Слава богу, проект «Заземление и молниезащита на ZANDZ.ru», который вас собрал сегодня, этим делом занялся и я думаю, в ближайшее время это закончится. А теперь я хочу сказать очень важный момент. Крыша производственных зданий.

Молниезащитная сетка

Молниезащитная сетка

 

— Сегодня у нас есть опять, обращаюсь к ГосТехНадзору, ГосТехНадзор требует на крыше уложить сетку молниезащитную. И эту молниезащитную сетку все укладывают на кровлю офисных зданий, промышленных зданий. То есть, что делается? Крыша нашего российского здания и железобетонные плиты, правильно? И на эти железобетонные плиты по требованиям документа РД-34 укладывается молниезащитная сетка на изоляционное покрытие, если оно горючее и под изоляционное покрытие, если оно негорючее. То есть предполагается, что сетка, возвышающаяся над гидроизоляцией на 3 мм, потому что эту сетку делают, как правило, из полоски, из шинок 3-миллиметровой толщины, возвышаясь над этим горючим покрытием на 3 мм, перехватывает удары молнии, несмотря на то, что шаг этой сетки 6 х 6 – это вторая категория молниезащиты или 12 х 12, если это третья категория молниезащиты. То есть врать более бессовестным образом просто нельзя. Любой и каждый человек вам скажет, что эта сетка действовать не должна. Я хочу вам показать реальность вот какую. Здесь использовалась сетка 10 х 10 европейская сетка и делали мы работу эту для европейской фирмы, поэтому взяли сетку не 12 х 12, а 10 х 10. Это не имеет никакого значения.

 
Самый замечательный проект, который я видел – это следующий. Жилое здание 160 метров высотой. Здание для новых русских, поэтому крыша – это место отдыха и развлечений. Как защищать такую крышу? Ну, черт с ним, с отдыхом и развлечениями, но машины климат-контроля – это уж точно тащат на крышу в любых офисных зданиях. У нас в Москве, в этом деловом центре, там 300-метровые здания и там наверху, значит, что-то сделано. Там наверху стоят машины для уборки снега с этих самых крыш, которые перемещаются. Как их защищать? Что вообще здесь можно сделать? Самое простое, что приходит на ум – это эту бесполезную сетку, которая лежит на железобетонных плитках и ничего не делает, оторвать, поднять над этими самыми машинами выдержав те изоляционные расстояния, которые прописаны в ПУЭ. Это расстояние порядка 5 метров. Если сделать эту вещь, то машины действительно оказываются защищенными.

 

 

Следующая страница >>
слайды с 10 по 18


Полезные материалы для проектировщиков: